Новости по рубрикам

Возможно Вас заинтересует!

Архивы новостей

Технологии

Ким Чен Ын стал для Трампа наркотиком

 

Журналистам было сообщено об этом через третье лицо – президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина, которого, по его словам, Трамп попросил передать это послание Ыну – на словах. Ин же, в свою очередь, общался с Трампом на саммите G20, прошедшем в Буэнос-Айресе.

«Трамп очень дружелюбно относится к Ким Чен Ыну, и он ему нравится, а поэтому Трамп надеется на выполнение его (лидера КНДР) части соглашения, и тогда все его желания сбудутся», — заявил Ин общаясь с журналистами по окончании саммита, перед отлетом из Буэнос-Айреса в Новую Зеландию.

При этом сам Трамп, покидая саммит, заявил журналистам, что намерен встретится с Кимом в январе или феврале 2019 г. Место же встречи, как и точная дата, пока еще только уточняются.

Как видите, все выстраивается довольно сложно. Важнейший, по сути, месседж транслируется не напрямую, не из Вашингтона в Пхеньян, а по сложной цепочке  Трамп-Ин-Ын; через Буэнос-Айрес и Сеул,  с заездом по дороге в Веллингтон. Страшно подумать, какие искажения смыслов могут быть  внесены в него на этом непростом пути, и что может пожелать Ким Чен Ын, ничем в своих желаниях не ограниченный.

Из-за непредсказуемости и, более того, глубокой асоциальности Ким Чен Ына обещание президента США граничит с безответственностью.Что пожелает Ким? Предположения на этот счет одновременно и настораживают, и интригуют, и немного пугают. Мы ведь не думаем, что Трамп может не сдержать своего слова? 

Одно только успокаивает во всей этой истории: Ким никогда, ни при каких обстоятельствах не пойдет на денуклеаризацию – а следовательно, и не поймает Трампа на слове. Не пойдет же он на денуклеаризацию по очевидной причине: ядерное оружие в его руках гарантирует неприемлемо высокую цену разгрома его режима. Отвратительного режима. Диктаторского и  криминального, дестабилизирующего весь мир самим фактом своего существования, зарабатывающего валюту торговлей наркотиками, хакерством, изготовлением фальшивых денег, похищением людей и тому подобными, предосудительными с точки зрения большинства стран занятиями. Этот гнойник не может изменить свою природу – он не подлежит реформированию априори. Фурункул под названием КНДР давно бы уже вскрыли и выдавили, проведя достаточно простую военно-полицейскую операцию, если бы не его ядерный зонтик. Сначала КНДР, созданная по московскому проекту как удобный инструмент дестабилизации в регионе, находилась под покровительством СССР, уже обладавшего ядерным оружием. Потом она перешла, в таком же качестве, под зонтик Китая, тоже ставшего к тому времени ядерным. Затем, не без помощи Москвы и Пекина, стремившихся подложить Вашингтону свинью, притом в силу глобализации мира уже не восточноазиатского, а глобального масштаба, КНДР обзавелась уже своим ЯО.  Не было бы ЯО – и режим Кимов сдули бы, как пыль. А пока есть ЯО – с существованием гнойника предпочтут смириться. Все, как видите, просто.

Эта простая арифметика делает невозможными любые договоренности об отказе КНДР от ЯО.  Предложения госсекретаря США Майкла Помпео о частичной, для начала, денуклеаризации КНДР  путем передачи от 60 до 70% своих ЯО либо США, либо какой-нибудь третьей стороне, у человека, хоть сколь-нибудь понимающего суть вопроса, способны вызвать только смех.

Но колеса должны катиться, а шоу – продолжаться. Оба политика, и Трамп, и Ким, хотя и каждый по-своему, сообразно своей ситуации, заняты политическим маневрированием как на внутренней, так и на внешней сцене. Оба они должны достигать каких-то результатов и договоренностей, чтобы сохранять имидж успешных лидеров.

Тогда в ход идут имитация успехов, вроде подписанного в Сингапурепротокола о намерениях, весьма неопределенного документа, который никого ни к чему не обязывает. Но эта ничего не стоящая бумажка немедленно была раздута, причем как Трампом, так и Кимом, как реальное достижение. Которое, конечно же, еще может быть и сорвано – но исключительно по вине другой стороны.

Для обоих политиков – но для Трампа больше, чем для Кима, эта ситуация похожа на подсадку на наркотик: приобрести зависимость легко, и действительно она дает на первых порах приятные ощущения. Но потом возникает постоянная потребность, и слезть с нее уже очень трудно, и нужны новые дозы. Успех должен развиваться – либо как крайний вариант, договоренности должны быть расторгнуты, но только по вине другой стороны, и никак иначе. В этом случае все возвращается к первоначальной точке. Но и такое расторжение, как ни крути, плюсуется в список неудач лидера: да, пусть во всем виновата другая сторона, но он-то не сумел удержать ситуацию под контролем!

Киму проще. Ким может, если ему надо, расстрелять своих противников из чего захочет – хоть из гаубицы, хоть из миномета. А Трамп пока еще не добился для себя через Конгресс такой замечательной и, несомненно, очень полезной возможности. А потому ему труднее, чем Киму. Трампу остается только одно: имитировать активность, делая заявления, во-первых, в основном для внутренней аудитории – ведь конце концов голосовать за Трампа будут американцы. Во-вторых, только такие заявления, от которых потом можно будет при надобности и отказаться: мол, это не я, я такого не говорил, меня просто неправильно поняли и исказили. И, наконец, в-третьих, Трампу нужно заранее просчитывать свои будущие действия, после того как провал переговоров обозначится уже окончательно. Иными словами, Трампу нужно готовиться к неизбежному банкротству, поскольку банкротство это вовсе не конец, а лишь новый этап жизни.

И Трамп, уже не раз побывавший банкротом, тщательно готовится, используя весь наработанный в прежних банкротствах опыт. Правда, политическим банкротом на посту президента США Трамп еще не был, и это, конечно, совсем иной, новый для него уровень. Но он долго шел к этому, ступенька за ступенькой, и он готов к этой роли – настолько, насколько к ней можно быть готовым вообще.

В конце концов, все ведь когда-то бывает в первый раз – и, скорее всего, у Трампа все получится. Что же до ядерного оружия КНДР, то оно останется в прежнем состоянии и прежнем владении.

Источник

Теги